Самарская область занимает территорию площадью 53,6 тыс. км?. На территории области расположено 16 комплексных заказников, 283 памятника природы. Общая лесистость области 12,5%

Самаралес

Государственное бюджетное учреждение Самарской области

В Тольятти за счет областного бюджета посадят миллион саженцев

     Работы по восстановлению зеленой зоны Тольятти получат новый импульс. Благодаря активной позиции Николая Меркушкина по рекультивации областных лесов регион получит 150 млн рублей из федерального бюджета. В этом году на областные средства в выгоревшем бору посадят молодые деревья на территории 600 га, что вдвое больше, чем в прошлом году. 
     Вместе с главным лесничим Тольятти Анатолием Подгорным мы приехали на бескрайний пустырь неподалеку от перекрестка улиц Родины и Баныкина. Еще три года назад здесь подпирали друг друга столетние сосны, а на холмах росли березовые рощи. Сейчас среди обгоревших пней еле угадываются длинные, но узкие борозды. На фоне серого песка новые саженцы можно разглядеть, только наклонившись к земле. Пять-шесть сантиметров высотой, но все хвоинки уже зеленые. Этот участок сажали осенью прошлого года. На опушках между хвойными растут молодые березы и дубы. Не все из них выглядят бодро, но Анатолий Подгорный объясняет, что так и должно быть: - Нормальным считается, если выживает 60% от свежей посадки. Поэтому саженцы покупали с запасом, и отдель­ные засохшие ростки никак не повлияют на темпы восстановления леса. Но не всем интересны такие подробности, куда проще кричать, что на бюджетные деньги закупается некачественный и больной посадочный материал. Никто же не спрашивает, отчего так происходит, все видят этот сухой росток и делают далеко идущие выводы. 
     В 2013 году, по поручению губернатора Николая Меркушкина, на месте сгоревшего леса на областные деньги будет высажен 1 млн 350 тысяч новых саженцев. Конкурс на посадочные работы выиграли госучреждение «Самаралес» и компания «Акцент», которые скоро приступят к делу. Цена одного гектара, восстановленного из пепла, не превышает 20-25 тыс. рублей. По пути на следующий участок лесничий уточнил, что хвойных пород будет меньше, чем было до знойного лета 2010 года. Как выяснилось, именно сосновые кроны стали проводником верхового пожара, который чуть не стер с карты города поселок Портовый. Лиственные деревья не вспыхивают как спичка и неплохо препятствуют распространению огня. Заложники искаженной информации На западной окраине пустыря чернеют потухшие костровища. Именно тут подрядчики, занятые расчисткой горельника, сжигают порубочные остатки - хворост, ветки и сухую кору. Осенью прошлого года этот процесс привел к скандалу: дым от костров не давал покоя жителям Портпоселка и Соцгорода, а заодно лесорубов упрекали в том, что они хотят нарубить побольше и умышленно поджигают еще живые деревья. На деле оказалось, что с точки зрения финансовых затрат убирать сухие ветки самосвалами - это все равно что возить черную икру «Боингами». Кроме того, никаких специальных полигонов для сжигания порубочных остатков не существует. Оставлять обрубки в лесу тоже нельзя - они способствуют распространению жуков-паразитов. По словам Анатолия Подгорного, деваться пока некуда, это производственная необходимость. - Наступает пора субботников. Тут и там в Тольятти будут дымить кучи прошлогодних листьев и мусора, собранные руками горожан, - говорит он. - И дыма от лесных кострищ, где сжигается хворост, не больше, чем от массовых субботников. Более того, мелкий сухостой подрядчики сжигают под бдительным контролем на голых опушках, и пожарная безопасность леса гарантирована. Здесь такая роза ветров, что в сторону жилых кварталов дым распространяется только в редкие дни, а все остальное время - в обратную сторону. Лесничий показывает на сосновую рощу, которая выделяется из основной посадки бледно-желтыми ветками.
     Во время пожаров 2010 года она не пострадала. По многолетнему опыту сотрудники лесничества знали, что такая роща, расположенная не в глубине массива, а на границе пепелища, не выживет. Деревья погибали на глазах, стволы насквозь погрызли древесные паразиты, хотя в 2011 году этот сосняк еще зеленел. Под давлением общественности лесничие запретили подрядчикам вырубать все деревья, которые, с точки зрения непо­священного обывателя, еще подают признаки жизни. Сейчас все они засохли, но убирать их некому: подряды на расчистку горельника в этом квадрате закрыты, и как восстанавливать лес на месте погибшей рощи - неясно. Подгорный рад, что в городе живет много неравнодушных тольяттинцев, но люди с таким ценным качеством часто становятся заложниками искаженной информации. - Расскажу вам показательную историю. Местная жительница, возмущенная тем, что лесорубы якобы пилят живые деревья, написала сразу три обращения: на уровень города, в областной минлесхоз и в администрацию президента. Первое письмо передали нам. Я связался с этой женщиной и предложил лично посмотреть, как и что вырубается. Выехали на место, показал ей сухие сосны, которые еще год назад стояли с зелеными кронами. Посмотрели на новые саженцы, объяснил процесс сжигания порубочных остатков. Спустя какое-то время поступило указание провести проверку на основании ее второго письма. Снова пригласил в рейд. Она поначалу не хотела, но все-таки согласилась, что за официальные обращения автор должен нести ответ­ственность. В тот раз приехали на другой участок, где она смогла лично развеять свои подозрения. А затем пришла очередь жалобы в администрацию президента. От участия в третьей инспекции женщина отказалась категорически. Объяснила, что муж не поймет, зачем это она постоянно уезжает в лес с мужиками в зеленой форме. Спросил у нее, что же заставило написать в высокие инстанции. Выяснилось, что сомнительные публикации в некоторых газетах и Интернете. 
     Подъехали к еще одной делянке с прошлогодними саженцами. Здесь растет ясень, а на другом конце участка - клен и береза. Для восстановления леса выбирали породы, которые традиционно прижились в зоне Среднего Поволжья. Весь материал покупали в питомниках Ульяновской области и Саратовской, возле Хвалынска. Подгорный рассказал, что саженцы из хвалынского питомника ценятся своим каче­ством и неприхотливостью, несмотря на мнение отдельных экспертов. Опушки леса, расположенные между лиственными и хвойными породами, лесничие планируют украсить акацией - одним из самых стойких растений в нашем климатическом поясе. Вопреки распространенному заблуждению, саженцам всех пород, выбранных для тольяттинского леса, не требуется искусственный полив. За последние сто лет наш лес неоднократно переживал аномальный зной без по­следствий, а главная угроза для него - все-таки огонь. Среди пней сохранилось много самодельных скамеек и беседок для отдыха. Есть они и в чаще, не тронутой пожарами. Пустят ли в этом году тольяттинцев в местную лесопарковую зону - один из важных вопросов, который задают лесникам жители. Анатолий Подгорный обнадежил: пустят, однако при определенных условиях. - Закрывать лес неправильно, это наша общая гордость. Но до тех пор, пока не будет введен четвертый класс пожарной опасности. Неважно, какая температура воздуха - плюс 25 или 35 градусов, - важно, как она соотносится с уровнем влажности. Десять дней беспрерывной жары - и вот вам четвертый класс. Если же хотя бы раз в неделю пройдет дождь или наступит похолодание, то поводов для ограничения доступа в лес не будет. Несмотря на то, что за по­следние три года новым посадочным материалом заполнили сотни гектаров леса, каждому тольяттинцу чисто психологически трудно проезжать по улице Комзина мимо бесконечного горельника, который недавно назывался тольяттинской лесопарковой зоной. Умом ты понимаешь, что здесь уже принялись сотни тысяч молодых ростков, а глаза видят пустое пространство и санаторий «Лесное» на горизонте, который до 2010 года был расположен в самой гуще леса, в трех километрах от проезжей части. Главного лесничего Тольятти, естественно, тоже печалит это зрелище, ведь настоящий лес на этом месте вырастет лишь через 25-30 лет. Чтобы не заканчивать нашу встречу на минорной ноте, Подгорный показал небольшую рощу на улице Баныкина, точно напротив стадиона «Строитель». Здесь растут несколько десятков берез и ясеней, чьи ростки размером с ладонь лесничие посадили около семи лет назад: - Да, процесс восстановления леса очень долог. Но посмотрите, как выросли эти деревья! Самые сильные уже достигли высоты восьми метров, это почти трехэтажный дом и в четыре раза выше среднего человеческого роста. То есть их прирост - по одному метру в год. Разве теперь это похоже на голую поляну? Поэтому отчаиваться не нужно, в обозримом будущем на месте горельника тольяттинцы увидят пусть не лес в привычном понимании, но уже вполне самостоятельный лесопарк. «Без волонтеров не обойтись» Автор встретился с Валентином Броницким, который координировал в 2010-м волонтерское движение защитников тольяттинского леса, и задал ему несколько вопросов на злобу дня. - В этом году в лесах Тольятти планируется высадить более 1 миллиона саженцев. Будут ли волонтеры участвовать в этой работе? - Будут, потому что без них не обойтись. Суммы, которые выделяются для восстановления местных лесопарковых зон, огромные, а если еще искать дополнительные сред­ства для оплаты труда тех, кто сажает, никаких бюджетов не хватит. То есть лес так и останется в жутком виде, и в конце концов его попросту поглотят городские застройщики. Этого нельзя допустить, поэтому волонтеры готовы оказать любую посильную помощь, лишь бы дело реально продвигалось и был виден конкретный результат. Процесс восстановления леса и без того долгий, но если его дополнительно усложнять, то вообще ничего не получится. - Как волонтеры узнают, что в лесу требуется их помощь? - Все, кого по-настоящему волнует судьба тольяттинского леса, всегда в курсе событий. Информация сразу же размещается в социальных сетях, передается из уст в уста, распространяется по знакомым знакомых и так далее. Естественно, стараемся отслеживать и публикации в СМИ, где периодически объявляются акции от имени разных структур - властей, частных компаний. Там всегда нужна волонтер­ская помощь. - Нужны ли в лесу дополнительные места отдыха для горожан? Не получится ли так, что бесконтрольное посещение людьми лесопарковой зоны Тольятти приведет к новой беде? - Потребность любого городского жителя - отдохнуть от суеты, погулять с семьей, подышать свежим воздухом, пообщаться с природой. Где это можно сделать, как не в лесу рядом с домом? А кроме того, ограничение доступа в лес - это прямое нарушение Кон­ституции, которая гарантирует каждому гражданину свободу перемещений. Но между горожанами и природой должен возникнуть симбиоз. Нужно с детства воспитывать в людях культуру взаимоотношений с природой и окружа­ющим миром. Многие почему-то не умеют ценить того, что нас окружает. Видимо, мама не научила. Не каждый взрослый понимает, что такое экология, а затем подрастает новое поколение, которое повторяет ошибки своих отцов. Именно это - главная угроза для зеленой зоны Тольятти. Валентин Броницкий, координатор волонтерского движения защитников тольяттинского леса: - Потребность городского жителя - отдохнуть от суеты, погулять с семьей, подышать свежим воздухом, пообщаться с природой. Где это можно сделать, как не в лесу рядом с домом? А кроме того, ограничение доступа в лес - это прямое нарушение Конституции, которая гарантирует каждому гражданину свободу перемещений. Но нужно с детства воспитывать в людях культуру взаимоотношений с природой и окружающим миром. Многие почему-то не умеют ценить то, что нас окружает. Видимо, мама не научила. Не каждый взрослый понимает, что такое экология, а затем подрастает новое поколение, которое повторяет ошибки своих отцов. Анатолий Подгорный, главный лесничий Тольяттинского лесничества: - Безусловно, как и в прошлые годы, будем привлекать к посадочным работам волонтеров. Но пока неясно, как разделить тех, кто всей душой болеет за погибший лес, а кто приехал для галочки. Последние скорее мешают восстанавливать лесопарковую зону. В любом случае, если к нам поступят обращения от жителей, организованных групп, желающих принять участие в деле восстановления леса, лесничество не откажет в этой просьбе. И еще. Волонтеры не только помогают лесу, но и получают реальную возможность своими глазами посмотреть, что же на самом деле происходит в сгоревшем лесу, не полагаясь на сомнительную информацию или откровенные слухи.

Возврат к списку